Современные очистные сооружения (системы)

Чем плох непритязательный дощатый «скворечник» (в просторечье «сортир») в самом дальнем углу дачного участка? Да, собственно, ничем. Особенно, если зимой на даче не жить, а летом наведываться исключительно по выходным. А вот если у вас не щитовой домик в бывшем садовом товариществе и не бревенчатый сруб «4х4» на лесной опушке, а полноценный двух- или трехуровневый коттедж со всем «тюнингом», то даже самый расписной (в смысле «расписанный», скажем, под хохлому) нужник рядом с ним будет по виду комичен, а «в деле» — непрактичен. Тем более, что кроме, так сказать, фекальных отходов, будут и другие стоки (из кухни и ванной), которые тоже надо куда-то сливать.

«Жидкая мина»

Куда сливать? Это второй вопрос. Первый: в каком виде? Понятно, что просто сбрасывать «на рельеф» неочищенные стоки нельзя. Они губительны для окружающей среды, так как содержат вредные химические и органические вещества. Это мина замедленного действия. Только «жидкая». Есть несколько характеристик уровня загрязнений бытовых стоков, одна из которых (ее наиболее часто называют специалисты) — т.н. БПК. Расшифровывается так: биохимическая потребность в кислороде. БПК выражает количество кислорода, необходимое для биологического окисления органических веществ. Не вдаваясь в дальнейшие подробности, отметим: чем выше БПК, тем грязнее стоки. Причем, по действующим в России — довольно жестким — нормативам, максимально допустимое значение этого показателя составляет 3 мг/л. При условии, что очищенная вода выводится непосредственно в водоем. Запомним это. Но убрать из стоков органику — это еще пол дела. Необходимо также особое внимание уделять соединениям азота и фосфора (т.н. биогенные вещества), которые присутствуют в бытовых стоках, и если их не удалять, водоемы быстро зарастают водорослями и умирают.

Итак, «мину» нужно обязательно обезвредить. То есть очистить. Да так, чтобы, даже случайно отпив, не превратиться в козленочка и (тут же) не отбросить копытца. Лучший «сапер» по обезвреживанию экологических снарядов — не выгребная яма и уж тем более не сортир. А локальное очистное сооружение (ЛОС — для краткости). Его-то необходимо предусмотреть еще на стадии проектирования коттеджа.

Траншейная правда

Среди представленных на рынке очистных сооружений различаются две большие группы: ЛОСы подземной фильтрации и те, что работают в замкнутом цикле (т.н. заводской готовности).

Установки подземной фильтрации, по сути, всего лишь облегчают работу природного биофильтра — почвы. Окончательная очистка стоков происходит не в хитроумных резервуарах, а естественным образом: на полях фильтрации, в фильтрующих траншеях и колодцах. Правда, не сразу. Предварительно нечистоты накапливаются в одно- или двухкамерном септике («Бриз»). Это обычная емкость из полипропилена, металла или железобетона. В септике одни фракции под воздействием специальных анаэробных бактерий разлагаются с выделением газов, а другие — оседают на дне в виде нерастворимого осадка. После такой процедуры осветленные стоки, очищенные до 50-60%, самотеком — равномерно и небольшими порциями — попадают на поля орошения или в фильтрующую траншею, где и завершается их очистка. Там за дело берутся почвенные бактерии, которые «поедают» и разлагают органические вещества. Таким образом, стоки очищаются уже до 95% и, согласно санитарным нормам, могут безболезненно сбрасываться в канавы и овраги, то есть «на рельеф местности». К сожалению,зимой, из-за остывания грунтов активность почвенных бактерий резко падает, стоки без очистки фильтруются в грунтовые воды. А если учитывать, что зима в наших широтах длится более полугода, то можно представить, какую жидкую мину мы закладываем зимой.

Подземные поля орошения монтируются из дырчатых безнапорных труб, которые для напуска стоков обсыпают щебнем. При небольшом расходе сточных вод (для семьи из трех человек) можно применять и фильтрующие колодцы — с дырчатыми стенками, без днища, на щебневой «подушке».

ЛОСы подземной фильтрации недороги, но требовательны. Прежде всего, к самой почве. Если она на вашем участке преимущественно песчаная, грунтовые воды залегают ниже 2,5 метров и есть место под подземные поля фильтрации (или хотя бы траншею), то смело используйте эту установку, но только для летнего проживания. Она обеспечивает приемлемое качество очистки и не требует ежедневного ухода. Однако, по данным сайта «Канализация.ру», из каждых ста загородных участков фильтрующими грунтами отличаются не более 10-15. На остальных же участках устроить поля фильтрации невозможно из-за неподходящего грунта и/или высокого уровня грунтовых вод. И тогда приходится адаптировать почву под потребности ЛОСа. Другими словами, вывозить с участка суглинок и глину, а взамен засыпать песок, щебень, прокладывать трубы-дрены. При этом стоимость монтажа резко возрастает и, как правило, перекрывает цену самой установки. Кроме того, у полей подземной фильтрации есть и другие минусы. Грунты начинают заболачиваться. Также любой фильтр, как известно, рано или поздно следует менять. Так же и в случае с природным биофильтром. Спустя 5-6 лет верхний слой почвы придется заменить. Значит, надо предусмотреть малоприятный («Мои любимые орхидеи!») визит экскаватора и самосвала. Ну и совсем последнее: характерный дурной запах, по которому безошибочно можно определить место, где зарыт колодец или пролегает траншея. Поэтому санитарные нормы требуют, чтобы расстояние от дома до установки составляло не менее 5 метров.

Готовность номер один! Полная заводская

В ЛОСах замкнутого цикла нечистоты последовательно проходят три (иногда четыре) ступени очистки: механическую, биохимическую и микробиологическую. Степень очистки на выходе из установки достигает 90%, а после почвенной доочистки (в фильтрующей траншее или колодце) — до нормативных 98%, опять таки летом. Зимой эффективность резко падает.

Вот как происходит процесс очистки в наиболее популярных «простых» сооружениях «Осина», «Эколайн», «Фаворит плюс». Итак, сточные воды из дома по трубам (лучше использовать ПВХ-трубы, диаметром 110 мм) самотеком поступают в установку, состоящую из трех камер. Сначала в первой камере (септическая зона) стоки отстаиваются: тяжелые и твердые тела опускаются вниз, а жиры поднимаются. В «прослойке» же остается т.н. серая вода, которая перетекает во вторую камеру. Здесь в отсутствии воздуха под воздействием анаэробных бактерий (которые в виде порошка засыпаются через унитаз) идет процесс брожения. Микроорганизмы «поедают» взвешенные и растворенные в воде примеси, превращая их в газ метан, сероводород, сернистый газ (нужно быть готовым к дурным запахам) и углекислоту. Последний этап — биофильтр. Биофильтр отделен от второй камеры теплопроводной стенкой и заполнен специальной загрузкой из пористых материалов (керамзитом, шунгезитом), на которой в течение первых двух-трех недель эксплуатации вырастает биопленка. Для ускорения этого процесса (пленка образуется всего за несколько часов) рекомендуется добавлять различные биоактиваторы. Наиболее известные из них — это Atmos (Франция) и Doctor Roebic (США). Биоактиваторы представляют собой специальную смесь искусственно выведенных бактерий, способных размножаться даже в агрессивной среде, например, с высоким содержанием мыла и моющих средств. В биофильтре происходит аэробная (то есть с участием кислорода) очистка стоков. В нижней части биофильтра расположена фильтрационная аэрирующая камера, а в верхней — вентиляционная труба, через которую удаляются газы, и поступает воздух. Правда, как кислород, который как известно легче воздуха, может попасть без принуждения под землю, да еще в больших количествах, что бы окислить все загрязнения, для меня загадка. Ведь углекислый газ, который тяжелее воздуха, выходя по той же самой трубе, будет блокировать воздухообмен. Вероятно все-же кислород бактерии добывают из химических элементов, проделывая колоссальную работу по разрыву химических связей. Отсюда и повышенные требования по непрерывности поступления стоков, которыми питаются бактерии. После этого очищенная вода поступает в специальный водоприемный или фильтрующий колодец (траншею) на доочистку, откуда благополучно попадает в грунт.

Одно из неоспоримых преимуществ «простых» ЛОСов — в них нет никакой автоматики, но следовательно и ниже эффективность очистки. Биомасса требует постоянного питания, поэтому при отъезде даже на неделю, предстоит перезапуск системы. Из электрики только дренажный насос, который выкачивает воду из водоприемного колодца в фильтрующую траншею. Без него можно обойтись только на песчаных грунтах. Очистка установки и замена биофильтра производится примерно раз в 3-5 лет, и зависит, естественно, от интенсивности нагрузки и правильности расчетной мощности. Правда, этот процесс замены биофильтра не очень приятный не только для вас, но и для соседей.

Рынок локальных канализационных систем довольно широк. Среди представленных немало западных марок. Однако практика показывает, что импортные ЛОСы не всегда эффективно работают в суровом климате России. С этой точки зрения для наших природных условий вполне подойдут установки канадских, скандинавских и финских марок. Например, финские системы UPONOR SAKO изготавливаются из прочного полиэтилена и рассчитаны на температурные режимы, близкие к российским. Но как можно заставить бактерии работать эффективно при температуре грунта ниже +6 градусов, мне не очень ясно. Вероятно бактериям доплачивают «северные» в евро, за тяжелые условия труда.

В локальном очистном сооружении «КЕДР» предусмотрена и четвертая камера, которая может использоваться как теплый выходной колодец. Если необходимо поднять уровень отвода очищенной воды, то в него опускается любой дренажный насос с поплавком. Корпус «КЕДРа» изготовлен из пластика, что, конечно, облегчает доставку и монтаж. Однако, при данной толщине стенок, их прочности может не хватить для противодействия грунтовым водам и давлению грунта. Его может просто расплющить. Чтобы этого избежать, очистное сооружение (кстати, не только «КЕДР») дополнительно, помещают в железобетонный кожух.

ЛОСы могут изготавливаться как в цельном корпусе, так и в виде отдельных модулей. Проще говоря, системы с перетекающими колодцами, излюбленные предложения для решения проблемы стоков деревенскими сантехниками. Пример модульной сборки: «Золотарь» производства московского «Нового завода колодцев и труб», что, с одной стороны, позволяет точнее приспособить систему к особенностям местности, но, с другой — увеличивает земляные работы. Вместимость «Золотаря» — 7,5 кубометров, собственный вес 11 тонн. Богатырь, правда, не на всякий участок заедет, да и пользы от него никакой.

«Cептик «с моторчиком»

Мы уже говорили о процессе биологического окисления, но только кислород к бактериям поступал какими-то «окольными» путями. А если попробовать подать кислород в установку принудительно, через систему аэрации. Так в начале 20-го века появились аэротенки. Сейчас городские очистные системы используют преимущественно аэротенки. Их интенсивность никем не оспаривается. В России также очень много ЛОСов строится на базе аэротенков.

SBR-реакторы

Отдельную группу систем аэрэбной автономной канализации составляют т.н. SBR-реакторы—последнее слово в науке. В реакторах осуществляется процесс не непрерывной, а прерывистой мелкопузырьчатой аэрации по довольно сложным алгоритмам. На определенном этапе их развитие сдерживалось отсутствием мембранных аэраторов, только они надежно работают в этих системах. SBR-реакторы обеспечивают по-настоящему глубокую биологическую очистку стоков, без каких либо ограничений и дурных запахов. Степень очистки приближается к 98-99%. А иначе и нельзя, так как из них вода поступает не в фильтрующую траншею или колодец для доочистки, а непосредственно в дренажную канаву или кювет, а оттуда — в ближайший водоем. В классическом непрерывном аэротенке происходит только окисление органических загрязнений (важнейшая составляющая очистки). В SBR список реакций расширен за счет аноксидного процесса, который протекает при прекращении аэрации, но при живой аэробной массе. Проходят реакции по биологическому удалению биогенных веществ (окислов азота и фосфора), которые невозможны в непрерывных аэротенках. Эти реакции проходят с помощью аэробных групп бактерий, а так как концентрации их гораздо больше(свыше двухсот раз), чем в биофильтрах, то и следовательно, эти реакции проходят более интенсивно. Условия в SBR-реакторах, кроме того, оптимальны для развития одноклеточных микроорганизмов (амеб, коловраток и др.), которые со своей стороны поедают малоактивные бактерии, омолаживая активный ил. SBR-системы можно применять как экологически замкнутую систему: степень очистки стока позволяет использовать очищенную воду для полива, а образующийся в аэротенке активный ил по своей структуре очень похож на речной и является ценным удобрением. Так что вызывать ассенизационную машину не придется.

Одна из первых индивидуальных очистных систем такого типа — чешский «ТОПАС» — появилась в России летом 1997года. От других аэротенков чешская установка выгодно отличается компактностью, низким энергопотреблением, высокой коррозионной стойкостью полипропиленового корпуса с ребрами жесткости. Толщина стенок позволяет отказаться от бетонных работ, а постояное наличие в установке минимального объема жидкости, гарантирует от всплытия. Это намного упрощает монтаж.

В «ТОПАСе» осуществляется автоматический контроль за уровнем активного ила, благодаря чему система обеспечивает эффективную очистку сточной воды независимо от интенсивности и равномерности сброса, а также легко переносит длительное отсутствие стока.

Пять фаз очистки предусмотрены и в другом чешском SBR-реакторе «Биотал», появившемся на нашем рынке годом позже. Управление очисткой производится с помощью микропроцессора, который оптимизирует работу системы. Даже при отключении электроэнергии «Биотал» продолжает работать как обычный многоступенчатый отстойник, а при возобновлении электропитания переходит в нормальный режим работы. Монтаж установки осуществляется в железобетонный колодец на бетонное основание.

Повторюсь: бесспорное достоинство всех аэротенков — это многоступенчатая (глубокая) биологическая очистка стоков. И хотя очищенную воду, конечно, пить не рекомендуется, но она точно придется «ко двору» приусадебного хозяйства. Эта вода вполне пригодна для полива, а твердый осадок (ил) является прекрасным органическимым удобрением. Кроме того, современные аэротенки компактны, их монтаж занимает не более одного-двух дней. К тому же, оценить полные затраты на установку аэротенка можно с гораздо большей точностью, чем при монтаже ЛОСа «без моторчика», для которого потребуются объемные земляные работы (колодец, траншея и т.д.). Но и тут не так все просто.

Что еще? Аэротенк потребует от его владельца особого внимания и заботы. Правило «включил и забыл» тут не действует. От фирмы-продавца вы непременно получите подробную инструкцию по эксплуатации (раз в три месяца проверять «это», раз в полгода чистить «то-то»). И попробуй что-то забыть или перепутать! Но всё это можно поручить регламентной службе, действующей в московской области. Легкомыслие в серьезном деле утилизации отходов выведет установку из строя и лишит вас права на гарантийный ремонт. Кстати, о гарантии. Она составляет 1 год на аэротенки и 1,5-2 года на остальные ЛОСы. Срок службы — 15-20 лет. У ТОПАСов 3 года гарантии и срок службы до 60 лет.

Вы можите оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Rambler's Top100